Заявка на предварительную оценку IT бизнеса
Это бесплатно. Мы свяжемся с Вами, зададим несколько вопросов и оценим бизнес.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данныхи соглашаетесь c политикой конфиденциальности
ПОДКАСТ IT БИЗНЕС БРОКЕР

КАК ИНВЕСТИРОВАТЬ В ПРОЕКТЫ НА РАННИХ СТАДИЯХ И ПРОДАВАТЬ ДОЛИ В КОМПАНИЯХ

Выпуск №13: Дмитрий Сутормин, венчурный инвестор

13 сентября 2017 года
Венчурный инвестор Дмитрий Сутормин - настоящий бизнес-ангел. В его инвестиционном портфеле можно найти, например, компанию по строительству загородных домов и инновационную платформу для распределения вычислительных мощностей. Мы говорим о том, как инвестировать в проекты на ранних стадиях, когда в бизнесе еще ничего не понятно, как продавать доли в компаниях, а также о новых технологиях и том, как важно верить в удачу и собственный успех.


Полная текстовая версия
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Как слушать подкаст?

Вариант 1. Прямо на этой странице, для этого нажмите на кнопку Play выше.

Вариант 2. Через iphone, для этого перейдите по этой ссылке. На этой же странице Вы сможете подписаться на новые выпуски и тогда уведомления о них будут приходить прямо на телефон.

Вариант 3. Через сервис podster.fm (доступно для любых устройств).

Вариант 4. Вы можете скачать выпуск на свой компьютер (планшет/смартфон) и прослушать в любой удобный момент.

Отзывы:

Если вам понравился выпуск, оставьте пожалуйста свой отзыв. Отзывы помогают сделать подкаст более популярным и доступным большему количеству людей. Это можно сделать на этой странице. На всякий случай здесь инструкция. Для отзыва вам понадобиться Apple ID. Если у вас его нет, можете зарегистрироваться здесь.

Другие подкасты:

№1: Владимир Свешников, сооснователь и генеральный директор сервиса по поиску сотрудников Stafory

№2: Александр Румянцев, самый активный частный венчурный инвестор в России

№3: Вера Жукова, основательница юридического сервиса Юрбюро

№4: Катерина Ленгольд, вице-президент аэрокосмической компании Astro Digital

№5: Дмитрий Безнасюк, сооснователь сервиса Turbodealer

№6: Алексей Ремез, основатель сервиса для диагностики рака UNIM

№7: Сергей Фрадков, основатель стартап акселератора iDealMachine

№8: Виктория Виноградова, основательница стартапа Leadza

№9: Дмитрий Сергеев, онлайн-сервис Carrot quest

№10: Руслан Гареев сервис по ремонту мобильных телефонов fixland.ru

№11: Дмитрий Масленников, специалист по корпоративным инновациям, основатель disruptive.vc

№12: Наталья Шкиртиль, основательница интернет-магазина детских товаров babadu.ru

Полная текстовая версия

Здравствуйте, уважаемые слушатели, в эфире 13-й выпуск подкаста от «it бизнес брокер». Это программа о том, как покупать, развивать и продавать интернет-бизнесы. Меня зовут Алексей Комаров, я управляющий партнер «IT бизнес брокер» и ведущий этой передачи. «IT бизнес брокер» это специализированное агентство по продаже прибыльных интернет-бизнесов, таких как интернет-магазины, онлайн сервисы и мобильные приложения. Мы помогаем продавцам и покупателям находить друг друга, оценивать активы и оформлять сделки с действительно прибыльными и перспективными проектами. А в этом подкасте мы собираем истории предпринимателей, уже имеющих опыт сделок с IT проектами. Тех, кто привлекал инвестиции, покупал или продавал свои онлайн-проекты. Вместе с нашими гостями мы погружаемся в детали и обсуждаем как развивать бизнес в интернете, делать его успешным и заслуживающим внимания инвесторов.

А мой сегодняшний собеседник – настоящий бизнес-ангел, венчурный инвестор Дмитрий Сутормин, человек с очень разносторонними бизнес-интересами. В его инвестиционном портфеле можно найти, например, компанию по строительству загородных домов и, одновременно с этим, инновационную платформу для распределения вычислительных мощностей. Мы поговорим о том, как это – инвестировать в проекты на ранних стадия, когда в бизнесе еще ничего не понятно, о том, как продавать доли в компаниях, о новых технологиях и о том, как важно верить в удачу и собственный успех.

- Дмитрий, привет!

- Привет, Алексей!

- Расскажи, пожалуйста, про свои проекты, с чего ты начинал и чем занимаешься сейчас.

- Я себя позиционирую как бизнес-ангел, как венчурный инвестор. Я занимаюсь этим, наверное, уже больше 10 лет. Начинал я с интернет и с мобильных приложений, как раз тогда был хайп на мобильные телефоны – все писали какие-нибудь программки. Инновационная деятельность началась, наверно, еще раньше. До этого у меня была компания «Школа профессионального развития», это была лучшая тренинговая и консалтинговая компания на Урале. Это не я сам придумал. Там я получил серьезный бэкграунд в качестве маркетолога, в качестве управленца.

- На твоей странице в Facebook перечислено с десяток проектов из разных сфер: там и загородные дома, и веб-студия, и компьютерные игры. Как тебе удается совмещать -такие разные интересы?

- Наверно, из моего мейнстрима выпадают только загородные дома – в чистом виде оффлайн бизнес. Так случилось, спонтанное было решение. Остальные бизнесы – это так или иначе связанные с IT-технологиями, с какими-то технологическими идеями.

- Я правильно понимаю, что во всех этих бизнесах работают команды, основатели с сотрудниками, а ты выступаешь там как бизнес-ангел, как инвестор?

- Да, абсолютно точно. Все команды независимые, у всех команд свои компании, свои юрлица, свой состав управления, свои сотрудники. Эти команды никак не пересекаются.

- Что объединяет твои инвестиции? Можно ли выделить какие-то характерные черты у подопечных бизнесов?

- Мне нравятся IT-проекты, проекты технологические, нравится глобальность размаха, так, чтобы был большой рынок и проекты можно было масштабировать не только на уровень России, а вообще на весь мир. И по большей части все проекты, наверное, таким потенциалом обладают. Немаловажно, это даже в первую очередь, собственно команда, люди, которые делают этот проект, их компетенция, их мотивация, их желание создавать такие продукты. Я бы даже, наверное, это выделил в первую очередь, потому что все результаты, которые я достигаю, достигаю собственно не я, а команды, которые делают эти результаты. Отсутствие конкуренции, либо не отсутствие конкуренции, а какое-то конкурентное преимущество, которое появляется в продуктах -тоже важная часть.

- А что главное для тебя при принятии решения об инвестировании? Это идея, команда, размер рынка или что-то еще из того, что ты перечислил?

- Некий синтез всего этого, то есть все факторы важны. Необходимы условия, то есть нужно, чтобы был рынок, чтобы была какая-то идея. Как профессиональный маркетолог я стараюсь в этих идеях увидеть будущий рынок, будущий продукт, его полезность для общества в том или ином виде. Ну, и чтобы команда была готова, потому что все неудачи обычно связаны со слабостью команды.

- А какова твоя роль, кроме денег, в развитии этих бизнесов?

- Обычно я выступаю в качестве стратега, помогаю с формированием стратеги продукта и компании. Дальше менторство, наставничество, помогаю руководителям проектов, командам, двигаться вперед, развиваю их, открываю для них перспективы, горизонты. Ну, и третья часть – нетворкинг, затаскивание проектов руками в отношения, рынки, формирование партнерства.

- Ок, а сколько времени ты обычно тратишь на управление портфелем и как у тебя этот процесс выглядит?

- Все проекты сейчас по-разному управляются, где-то это в большей степени, где-то в меньшей. Но хотелось бы некую системность добавить и увидеть, что раз в две недели, раз в месяц определяем какие-то треки и по ним двигаемся. А сейчас, безусловно, каждый проект имеет свою стратеги. У каждого проекта, безусловно, есть свой KPI, по которому он двигается, есть бюджеты: годовые, квартальные, месячные. Мое управление по большей части в таких вот стратегических сессиях, утверждениях бюджетов, обсуждениях. Я стараюсь все очень четко разделять и не смешивать оперативное управление и свою роль как инвестора.

- Ок, а есть ли у тебя помощники? Кто тебе помогает отслеживать показатели бизнесов, которые в портфеле находятся?

- Непосредственно команды, которая каждый день бы занималась и приходила на работу, такой команды нет. Есть помощники и команда, которые работают по задачам на аутсорсинге: инвестиционные аналитики, инвестиционные брокеры, которые занимаются оценкой идей, люди, которых я приглашаю, например, по маркетингу, по продажам, есть дизайнеры, которые занимаются проектом на аутсорсе.

- А как выглядит процесс отбора проектов у тебя? Давай на каком-нибудь конкретном примере – как ты нашел ребят из Playkey?

- Playkey – это давняя история. Playkey вырос из компании Enaza. А как нашел компанию Enaza – тоже странная история. Были знакомы давно с Егором. В отличие от всяких институтов развития, которые на российском рынке работают, у меня нет каких-то правил, критериев. С другой стороны, может это и гибкость, и некоторая сила.

- Ок, но все равно, если у тебя в портфеле порядка 5-10 проектов, насколько это видно в открытых источниках, это означает, что ты отсмотрел как минимум 500 перед тем как инвестировать. Обычно пропорция такая.

- Да, у меня сейчас 6 проектов осталось. Два проекта мы в этом году продали и один проект мы в этом году закрыли, то есть на начало года было 9 проектов. Я вообще придерживаюсь того, чтобы у меня в портфеле было 7, плюс-минус 2 проекта, потому что в этом случае я могу регулярно уделять им внимание и понимать, что там происходит.

Да, конечно проектов отсматриваю много, но системы какой-то определенной нет. Проекты нахожу в разных совершенно источниках, проекты находят меня сами: по знакомым, по Facebook, по соцсетям, присылают на почту, еще каким-то образом. Да, приходится много проектов отсматривать, какая-то система, наверно, есть, но я не могу ее осознать и не могу сформулировать.

- Ок, какой твой обычный инвестиционный чек? И на какой стадии ты входишь в проекты?

- Я стараюсь войти на ранней стадии, на стадии прототипа. Средний чек в проект – от 15 млн. руб. Потому что я считаю, что за меньшие деньги нормальный проект не сделать. На стадии совершенно ранней чек может быть меньше, чек именно на то, чтобы, например, протестировать просто гипотезу какую-то – 1-3 млн. руб. А если я принимаю решение, что я этим проектом занимаюсь, то там чек от 15 млн. руб. В этом случае понятно, что из проекта можно что-то сделать за эти деньги. В дальнейшем, бывает, чеки увеличиваются, если понятно, что компания показывает хороший трекшн и хорошую перспективу, то, безусловно, стараюсь увеличить свою инвестицию.

- А какую долю обычно берешь за эти деньги?

- По-разному, нужно разговаривать с командами. Вопрос тут не в доле, существует множество разных инструментов для того, чтобы все были довольны: и команды, и инвесторы.

- Ты имеешь в виду конвертируемые займы или какие-то другие механизмы?

- Конвертируемые займы, преференции при продаже (выходе). Если я вхожу на очень ранней стадии, то есть нет еще ни прототипа, нет ничего, то 50-70 % беру свою долю. Потом я фактически свою долю продаю или каким-то образом увеличиваю долю фаундеров. Но это индивидуальный и обсуждаемый процесс.

- А ты не считаешь, что если брать на самой ранней стадии долю 50-70 %, то у фаундеров не остается мотивации, чтобы развивать проект?

- Это вопрос договоренностей. И мотивация у них, конечно, остается, потому что у меня нет желания их каким-то образом обмануть или еще что-то сделать. Но когда мы входим на совершенно ранней стадии, требуется 15 млн. инвестиций в проект, а еще ничего нет, то я там тоже хочу защищать свои деньги, потому что всякое же бывает – что-то может случиться, придут родственники и скажут: «Так, у нас тут оборудование на 15 млн. куплено, можно нам 80 % забрать?». Поэтому это так. Вопрос ведь в том, как на дальнейших стадиях действуем, когда проект уже состоялся.

- Ок, в какая у тебя стратегия: ты рассчитываешь только на экзиты или где-то есть шанс получать дивиденды от участия в бизнесе?

- Создавая бизнес, я рассчитываю на дивиденды в первую очередь, потому что наш российский рынок слаб на слияния и поглощения, на какие-то экзиты. Поэтому в первую очередь приходится рассчитывать на дивидендную модель, а если уже что-то удается продать или сделать какие-то экзиты, то я считаю, что это такой супер-бонус и подарок.

У нас в этом году произошло два экзита – мы продали две компании. Это, я считаю, очень серьезный, значимый результат на российском рынке. Причем это такой серьезный кешаут, что еще реже случается.

- Расскажи, пожалуйста, подробности: какие это компании и кому ты их продал?

- Первая компания – это Skypark CDN. Это компания, которая занималась созданием и управлением CDN-сети.
- Что это - CDN-сеть?

- CDN-сеть – это сеть доставки тяжелого контента, такая технология есть в интернете, когда нужно кэшировать видеопотоки или какие-то тяжелые сайты. Есть такие специальные компании, которые занимаются кэшированием, то есть территориально разносят оборудование. У нас там было около 150, по-моему, узлов, на которых мы кэшировали. Таким образом достигается большая связанность, ускорение загрузки сайтов, ускорение загрузки потоков, обслуживание большего количества пользователей. Эту компанию мы продали дочке Wargaming – это компания G-Core. Они сами являются CDN-операторами и наши технологии для них были интересны в качестве развития своей мировой истории.

- То есть это компания, которая делает игру про танчики компьютерную?

- Компания, которая делает игру про танчики, да. Но там уже достаточно большая компания, у них есть дочерняя компания, которая занимается поддержкой инфраструктуры, серверов по всему миру, и они занимаются уже не только обслуживанием своей игры, но и десятков сотен игр других производителей. Для этого им нужна была инфраструктура и технологии.

- А на какой стадии был куплен бизнес? Что он из себя представлял на момент покупки?

- Это была и сейчас осталась полноценная действующая компания с выручкой, с оборудованием, с командой, собственными технологиями. Это был полностью функциональный, рабочий бизнес.

- Как долго ты в нем находился? Я имею в виду в капитале этого бизнеса.

- Чуть больше 3-х лет. Это был очень быстрый экзит, мы не успели, конечно, дорастить компанию до пика ее стоимости, но так как рынок очень узкий у таких компаний, а тут предложение от G-Core, мы посчитали, что такой выход будет хорошим для нас.

Вторая компания, которую продали – это компания Enaza, которая занималась продажей ключей для антивирусов в интернете, сеть магазинов. Здесь очень хороший экзит. Я пока не буду раскрывать имя покупателя. Больше двадцати иксов мы заработали на этой сделке. И в этом бизнесе я просидел 8 лет.

- А как происходит у тебя процесс поиска покупателей? Этим обычно ты занимаешься или кто-то другой в команде?

- Этим занимаюсь и я, и сами руководители бизнеса, еще у нас есть отдельная команда, которая помогает делать нам сделки M&A, ребята профессиональные инвест-брокеры, которые имеют уже широкий нетворкинг, следят за рынком, знают кто, где и что сейчас хочет купить или продать. Процесс продажи компаний - это поставленный на регулярную основу бизнес-процесс, он идет постоянно по всем компаниям.

- А эта брокерская структура, она как-то называется? Она вообще доступна внешним контактам?

- Пока никак не организовались, пока это просто 3 человека.

- Как ты считаешь, что должно измениться в нашей бизнес-среде, чтобы сделок M&A стало больше?

- Не знаю, мне кажется тут больше какой-то ментальности, почему-то у нас люди не готовы покупать бизнес, исходят из той позиции, что сейчас быстренько за 2 недели сделают то же самое. В отличие от европейских и американских рынков, где IT-предприниматель точно понимает, что проще купить программный код или проект, чем тратить 2, 3, 5 лет, чтобы это сделать. У нас же у больших институциональный игроков, которые могли бы совершать сделки M&A, Ростелеком, например, какие-то своеобразные на этот счет позиции. Может быть, таких игроков пока просто мало. С учетом того, что у нас в этом году было 2 сделки, можно уже, наверно, говорить, что процесс пошел и что-то изменилось на этом рынке.

- Ок, расскажи, пожалуйста, про свое взаимодействие с ФРИИ. У тебя же была какая-то с ними сделка?

- Есть компания Playkey - это облачная платформа для запуска игр, то есть пользователь запускает игру не на своем компьютере, а на облаке и может играть, образно говоря, даже на калькуляторе, лишь бы видеопоток у него устройством поддерживался. На самом слабом компьютере он может играть в самые современные игры.

В этом году мы привлекли от ФРИИ 160 млн. инвестиций в этот проект, при оценке, примерно, 960 млн.

- При этом ты остался в проекте?

- Да, при этом мы остались в проекте, мы размыли долю и около 20 % получил ФРИИ.

- У тебя был вариант выйти из проекта или такого варианта не было?

- Нет, вариантов не было. Это был раунд А, на нем предыдущим инвесторам не дают возможности выйти, то есть этот вопрос даже не обсуждался. Да, мы остались в проекте, и я думаю, выйти удастся через 3-5 лет.

- Понятно. Расскажи, пожалуйста, для предпринимателей, которые нас слушают, с какими проектами стоит обращаться к тебе по поводу инвестиций, какие сферы ты вообще рассматриваешь?

- Мне интересны все проекты, которые укладываются в четвертую промышленную революцию. Это, с одной стороны, и технологические стартапы, связанные с робототехникой, там технологии IT – технологии искусственного интеллекта, и также какие-то социальные проекты, вернее не социальные, а проекты, которые будут привносить изменения в какую-то социальную среду. То есть понятно, что четвертая промышленная революция затронет не только производство, она затронет и социум очень сильно. И здесь интересны проекты, связанные, например, с киберспортом, вообще проекты связанные с развлечениями. Поэтому вот у нас там есть Playkey, как игровая платформа, проект Lordmancer – это просто игры на планшетах. Такой вот диапазон.

- Понятно, спасибо. А вот я видел, что несколько твоих портфельных проектов используют технологию блокчейн. Эта штука реально способна изменить мир или это просто дань какому-то новому тренду, новой моде?

- С одной стороны это и тренд, а с другой стороны сам по себе блокчейн - технология очень мощная, и те же распределенные контакты – Это безусловно яркое, сильное решение, которое позволит во многом перекроить глобальные модели взаимоотношений компаний друг с другом, людей друг с другом. Используя смарт-контракты избавляемся от огромной армии чиновников, нотариусов, судов, жизнь которых связана напрямую только с тем, чтобы обеспечивать исполнение сделки, контракта. Сейчас, когда мы эту сделку можем переложить собственно на программный код, вся эта надстройка социальная становится не нужна: не нужны какие-то торговые законы, торговые отношения, юристы, нотариусы, суды и так далее. Процесс значительно упрощается и сокращаются издержки. Это очень мощный инструмент.

У нас сейчас 2 проекта находятся в стадии ICO, гаражное ICO, это игра Lordmancer и Lordmancer II. Почему гаражное? Потому что ребята не привлекают никаких серьезных консультантов, она все делают сами, сами разобрались как это все работает и написали смарт-контракты. Сейчас они уже прошли стадию pre-ICO, собрали на pre-ICO больше 7 млн. рублей. И сейчас где-то 55 дней до ICO осталось. Сумма ICO не очень большая, по-моему, 1,6 млн. долларов планируется собрать. И там криптовалюта используется как внутренняя игровая валюта, через которую запланировано обеспечить ввод и вывод денег в игру. И мы, наверное, будем первой игрой, которая будет поддерживать рынок продажи шмоток и поддерживать вывод денег из игры, потому что обычно игры сопротивляются тому, чтобы деньги из них выводились, но мы наоборот это будем поддерживать, и инструмент для этого – именно криптовалюта.

А второй проект у нас большой – это Playkey, который сейчас планирует ICO. Так как Playkey – это децентрализованная игровая платформа, то получается, что мы можем использовать оборудование майнеров, их мощные видеокарты, для того, чтобы запускать на них игры наших пользователей. И для майнеров получается использование нашей платформы более выгодным, чем майнинг эфириум, в 5 раз более выгодным. Здесь планируется большое ICO, подготовка к нему тоже идет, оно будет в ноябре, я точную дату не помню, если интересно, я могу ссылки отправить. Вы можете сами зайти playkey.io и прочитать всю структуру ICO, концепцию, whitepaper и так далее.

- Расскажи подробнее про ICO. Какие проекты в нем вообще могут участвовать?

- Мне кажется, сейчас все заняты экспериментами и все пытаются каким-то образом прикрутить крипту и блокчейн к чему угодно. Пока не скажу точно, потому что сфера применения насколько широка и каждый день появляются совершенно новые сумасшедшие идеи как можно использовать крипту.

- Ок, а в чем отличие от краудсорсинга?

- Подготовка к ICO значительно проще, чем к краудсорсингу, краудинвестингу. И второй момент – механизмы крипты или смарт-контрактов можно использовать внутри проекта, что невозможно делать при краудсорсинге. Там ты просто собираешь деньги. Тут, конечно, интересно в ICO – это те проекты, где эти механизмы реально используются внутри проекта. Потому что, если это проект просто для того, чтобы собрать деньги, ну, наверно, это не самый интересный проект.

- Ок, известно довольно много проектов, которые и раньше финансировались по схожему принципу: продавали микро-доли своим участникам или просто прошлым инвесторам. Кроме этого, никто не отменял обычные облигации. В чем причина ажиотажа вокруг именно ICO? Тебе не кажется, что скорость, которую ты упомянул как преимущество этой технологии, она такая, пока этих проектов не так много. Потому что принцип привлечения денег на ICO сейчас, по сути, такой же, как и в краудинвестинге: запускается пиар-акция на разных площадках, используются телеграм-каналы вместо краудсорсинговых платформ, где, собственно, за счет маркетинга привлекается значительное количество интересантов, и они вкладывают свои деньги, ну а дальше там дело техники – как именно заплатить.

- Ну, согласен. Возможно, что блокчейн это просто развитие краудсорсинга, краудинвестинга. Появились новые технологии, которые ту же самую задачу стали решать чуть-чуть более эффективно, поэтому такой интерес и вызывает.

- Ок, тебе кажется, что криптовалюты растут по принципу пирамиды на азарте новых участников? Ты согласен с тем, что фундаментальных причин для роста нет и впереди коррекция в любом случае?


- Фундаментальная причина тут одна – деньги заходят на этот рынок и все растет. Это как с любым активом, например, акции растут, когда их покупают, и падают, когда продают. Так же криптовалюта растет, пока ее покупают, и начнет падать, когда ее будут продавать. Да, безусловно, сейчас интерес большой и все эти результаты,1000 – 5000 % годовых, они подхлестывают людей к тому, чтобы они, плохо понимая то, что происходит, тем не менее, бежали и несли туда свои деньги, и это все толкает котировки вверх.

Я думаю, что загадывать здесь совершенно бессмысленно и даже, наверно, опасно и рискованно, вводить слушателей в заблуждение. Ну, я думаю, что интернет будет еще пухнуть, хотя я сам в него не инвестирую, деньги не вкладываю. Этот пузырь будет раздуваться, безусловно, это будет пузырь, и он когда-то взорвется, причем взорвется очень сильно, потому что деревья не растут до небес. Любимая поговорка у брокеров на этом рынке. То, что показывает пятитысячный рост в течение года, будет показывать такой же пятитысячный пробег обратно. Это понятно, те, кто зашел 2 года назад, у них есть огромная вилка и они могут терпеть и выходить с этого рынка очень внизу.

- Понятно. А ты упомянул в начале нашего разговора по поводу блокчейн тот факт, что скорее всего функция нотариусов и каких-то других регулирующих и административно-хозяйственных органов может быть существенно оптимизирована или вообще сокращена. Тебе не кажется, что в этот момент все-таки государство или государства разные во всем мире должны будут все-таки вмешаться и защитить себя?


- Согласен. Понятно, что никто не хочет терять свой кусок хлеба и свое влияние. Как мы знаем, технологию невозможно остановить. На какое-то время сдержать удастся, может быть, но ни технологии, ни научно-технический прогресс невозможно удержать и прекратить как-то. С моей точки зрения, конечно, было бы желательно, если бы государства сами возглавили и инициировали эти процессы, потому что, с их точки зрения, это тоже значительно более простые механизмы, чем 15 лет подписывать какое-нибудь ВТО, где каждая сторона должна с каждой договориться об условиях и все должны все это подписать. Это очень трудоемкий процесс, значительно проще было бы все эти условия запрограммировать и исходя из них жить, не привлекая огромное количество людей просто к тому, чтобы все это записать на бумаге и потом поддерживать и контролировать.

- Скажи, пожалуйста, что бы ты порекомендовал предпринимателям, начинающим бизнес-ангелам, которые только-только собираются начать инвестировать в IT-проекты и не знают с чего начать?

- Я бы порекомендовал пойти поучиться, например, в тот же самый ФРИИ. Потому что у ФРИИ сейчас в IT-сфере самый сильный фонд и самый сильный акселератор.

- «Школа инвестиций» ФРИИ ты имеешь в виду, да?

- Да, у них есть «Школа инвестиций», которая распространяет этот опыт огромный и ту практику, который фонд наработал на огромном количестве проектов. Этот опыт действительно уникальный и колоссальный. Я и сам там учился и считаю, что, если хочется заняться инвестированием в IT-стартапы, нужно начинать именно с этого – с изучения чужого опыта и изучения методик и технологий того, как создавать проекты, как управлять проектами. Когда я начинал, таких не было предложений и приходилось набивать ошибки собственным путем, а ошибки в инвестировании – это потеря огромных денег.

- Ну, вот давай предметно: на венчурном рынке принято считать, что минимум 90 % инвестиций неудачные. Для того, чтобы инвестору стать успешным, нужно вкладывать минимум в 10 проектов, каждый из которых должен вырасти в 10 раз, и тогда один из выживших проектов покроет убытки, даст заработать. Вот с этим ты согласен?

- Ну, я с этим согласен. Это статистика, со статистикой сложно не соглашаться. Это некая средняя температура по больнице. Это обусловлено тем, что фонды, особенно за рубежом, так называемые «пассивные фонды», они инвестируют во все. То есть они, грубо говоря, дают деньги всем подряд проектам, не особо разбираясь и не особо занимаясь менеджментом этих проектов и выращиванием их. Моя практика, мой опыт несколько лучше: у меня успешных проектов с неуспешными, если считать закрытие и экзит, это примерно 1 к 1. Наверное, это связано с тем, что все-таки я достаточно тщательно подхожу к отбору этих проектов, в первую очередь, а во вторую очередь – выращиванием этих проектов, выращиванием команд, выращиванием руководителей этих проектов. И не только выращиванием, но еще и мотивацией их на успех.

- А как ты считаешь, чего больше в успехе венчурного инвестора – интуиции или все-таки расчета?

- Интуиция – это тоже какой-то расчет, который происходит где-то на подсознании. Рассчитывать можно, есть разные тоже методики как это все считать. Когда, скажем, мы занимаемся венчуром или стартапом, чем отличается стартап отличается от не стартапа: стартап – это бизнес, в котором какие-то части неизвестны, то есть мы не знаем рынка, мы не знаем бизнес-модели, мы не знаем монетизации, мы не знаем клиентов и еще чего-то. Мы исходит из каких-то гипотез, наших иллюзий о том, как этот рынок выглядит, и дальше начинается череда гипотез и проверок этих гипотез. Здесь работают технологии формулирования гипотез, их оценка, их быстрая проверка. Чем быстрее мы это делаем, чем выше скорость у нас проверки гипотез, тем больше у нас шансов на то, что мы выживем. В этом смысле здесь некая технологичность присутствует. В отборе проекта, в формулировании этих гипотез, конечно, там огромную роль играет интуиция и воображение, может быть. Когда мы начинаем стартап, нет людей, у которых можно было бы спросить совета или помощи, в отличие от традиционного бизнеса. Если мы захотим заниматься традиционным бизнесом, мы пойдем, найдем какого-то эксперта, заплатим ему денег и спросим его, как правильно строить супермаркет, например. Он нам все расскажет: место какое должно быть, какой ассортимент товара, сколько денег и т.д. Когда мы начинаем стартап, таких экспертов нет, и никто нам никогда не скажет, что правильно, что неправильно, что будет работать, а что не будет работать. Мы должны все это находить.

- Тебе комфортно вообще в условиях этой крайней неопределенности и крайне высокого риска?

- Да, мне комфортно, мне это нравится, и я этим занимаюсь, потому что мне это доставляет удовольствие. Наверное, если это было бы не так, я бы не занимался этим больше 10 лет.

- Да, понятно. Порекомендуй, пожалуйста, книгу или фильм для предпринимателей, которые могут помочь расширить мышление и стать успешными в проектах, которыми они занимаются.

- Очень существенное влияние на меня, как на личность, оказала книга «Иллюзии» Ричарда Баха. Я даже, если хочешь, могу рассказать некую байку, которая случилась со мной. Есть у нас такая возможность?

- Да, конечно.

- Да, я тогда еще был очень бедным, ну, в смысле доходов, молодым человеком. У меня дочке тогда было 4 года. Это было больше 15 лет назад. Я читал книгу «Иллюзии» Ричарда Баха. Если кто-то читал, помните, там сюжет о том, что вроде как два авиатора летают на самолетах, но при этом один вроде бы мессия, а второй – его ученик. Мессия своему ученику всю книгу рассказывает какие-то приемы. И вот, одна из глав называется «Сизое перо». Глава о том, что ученик подходит к своему мессии и говорит: «Слушай, ну как так получается: мы с тобой вместе летаем на самолетах, у меня почему-то все время ломается мотор, масло течет, а у тебя самолет все время чистый, у тебя даже мушки о стекло не разбиваются, как так получается?». Мессия ему отвечает: «Понимаешь, я хочу, чтобы это было так, и вот так получается». Он говорит: «Неужели ты мне хочешь сказать, что ты материализуешь свое видение?». Тот говорит: «Ну не то, что я хочу тебе сказать. Я так и делаю, я материализую свое видение». И он начинает его учить. Там есть прямо такой алгоритм прописанный, как ученик мессии представляет это сизое перо в золотом свечении, притягивает его в свой мир, ну и т.д.

Но так как я человек системный, я системный программист по образованию, алгоритм написан – я думаю, что надо попробовать. Закрываю книжку, представляю себе такое большое черное общипанное перо. Золотую ауру вокруг него притягиваю, свою вселенную, все эти пасы проделываю, которые в книжке описаны. Открываю глаза, и, конечно, никакого пера нет. Ну, думаю, понятно, художественная литература, а чего ты ожидал? И где-то буквально через 30 минут возвращается жена с дочкой из садика. И дочка с порога кричит: «Папа, смотри, что я принесла!». И достает из-за спины огромное черное общипанное воронье перо. Для меня это было потрясением, потому что никогда до этого, никогда после этого она не приносила никаких перьев. Можно к этому относиться как к некоторому совпадению просто, но для меня в тот момент это произвело серьезное потрясение. И с тех пор я пересмотрен немножко свое отношение к жизни, к деньгам, понял, что я могу материализовывать свои мысли, ну и начал материализовывать деньги с тех пор.

- Важны детали, чтобы перо было действительно павлинье золотое, а не общипанное воронье.

- Ну да, да. Деньги материализовывать несколько сложнее, на это ушло еще примерно три года, чтобы научиться это делать, но процесс пошел именно с того момента.

- Дмитрий, спасибо большое за очень интересный рассказ, надеюсь, что это вдохновит наших слушателей, предпринимателей к материализации успеха и денег.

- Да, спасибо Алексей вам, что пригласили на столь подробное, интересное интервью, успехов вам, вашему проекту, вашему сайту и всем вашим слушателям. Надеюсь, что кому-то помогло изменить мир к лучшему.
Made on
Tilda