Заявка на предварительную оценку IT бизнеса
Это бесплатно. Мы свяжемся с Вами, зададим несколько вопросов и оценим бизнес.

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данныхи соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Подпишись на новые выпуски в Apple Itunes
Close
Подкасты/ Выпуск № 37
Выпуск №37: Юлия Гурбанова, основатель онлайн-курса Getlean
ПОДКАСТ IT БИЗНЕС БРОКЕР.
КАК ПОКУПАТЬ, РАЗВИВАТЬ И ПРОДАВАТЬ ИНТЕРНЕТ-КОМПАНИИ
7 мая 2019
Юлия Гурбанова основатель онлайн-курса по правильному питанию Getlean. Недавно этот проект был приобретен корпорацией «Северсталь», и сегодня мы обсудим зачем металлургической корпорации такой непрофильный актив.

Юлия расскажет как создавался курс, в чем секрет успеха и как она пришла к сделке с такой большой компанией.

А еще Юлия приготовила для вас приятный бонус в виде скидки на профилактический осмотр в питерских клиниках «Скандинавия», которые теперь тоже принадлежат компании «Северсталь». Получить бонус можно здесь.
Оставьте email
и мы пришлем промо-код на скидку
Скачать выпуск на свой компьютер (планшет/смартфон)
Локально на устройстве
Читать подкаст
Подскаст в iTunes
Краткое содержание
2:07 — история бизнеса
08:24 — подробнее о курсе GetLean
10:25 — целевая аудитория
12:41 — как определить, нужно ли работать над пищевым поведением
15:25 — как выбрать специалиста
23:34 — развитие GetLean
27:13 — интерес «Северстали» к GetLean
32:32 — подготовка сделки
36:28 — проблема множества направлений «Севергрупп»
37:54 — советы предпринимателю, решившему продать свой бизнес корпорации
40:28 — о контенте и маркетинге
45:20 — подробнее о скидке



Прямо на этой странице
Как слушать подкаст?
Для этого нажмите на кнопку Play выше.
1
Через iphone
Для этого перейдите по этой ссылке. На этой же странице Вы сможете подписаться на новые выпуски и тогда уведомления о них будут приходить прямо на телефон.
2
Локально на устройстве
Вы можете скачать выпуск на свой компьютер (планшет/смартфон) и прослушать в любой удобный момент.
3
Оставьте, пожалуйста, свой отзыв, вы нам очень поможете.


Отзывы помогают сделать подкаст более популярным и доступным большему количеству людей. Это можно сделать на этой странице. На всякий случай здесь инструкция. Для отзыва вам понадобится Apple ID. Если у вас его нет, можете зарегистрироваться здесь. Отзыв также можно оставить на нашей странице Вконтакте и Facebook.
Понравился выпуск?
Приветствую, друзья. Вы слушаете подкаст от «IT Бизнес Брокер» и это наш 37-й выпуск. Меня зовут Алексей Комаров, я управляющий партнер «IT Бизнес Брокер» и ведущий этой передачи. В подкасте мы общаемся с предпринимателями и говорим с ними о том, как создавать, развивать и выгодно продавать технологический бизнес. Мою сегодняшнюю гостью зовут Юлия Гурбанова. Это основатель курса по правильному питанию GetLean. Недавно этот проект был приобретен корпорацией «Северсталь» и сегодня мы обсудим, зачем металлургической компании такой, казалось бы, непрофильный бизнес. «Северсталь» сейчас является одним из самых активных покупателей на рынке и ровно 10 выпусков назад, в 27-м подкасте, я уже общался с Антоном Можириным, продавшим этой корпорации свою фриланс-биржу Fl.ru. А сегодня Юлия расскажет как создавался курс, в чем секрет успеха и как она пришла к сделке с такой большой компанией. А ещё Юлия приготовила для вас приятный бонус в виде скидки на профилактический осмотр в питерских клиниках «Скандинавия», которые теперь тоже принадлежат «Северстали». Промокод будет доступен в описании подкаста вместе с другими материалами выпуска. А сейчас встречайте Юлию.
Юлия, добрый день.
— Здравствуйте.

— Я, когда готовился к подкасту, прочел у вас в Facebook, что до собственного бизнеса вы долго работали в найме, но потом решили изменить все в жизни и заняться собственным бизнесом. Вот расскажите, что привело вас в бизнес, и какой был первый проект, и почему, собственно, правильное питание.

— Спасибо за вопрос. Начну сначала. Действительно, я работала в найме достаточно долго, где-то 12 лет. И вопрос собственного бизнеса, честно говоря, отдельно у меня не стоял. Я понимала, что я уже много лет работаю, что дальше мне нужно куда-то расти и развиваться, потому что до этого я где-то каждые 2-3 года, пока я работала в найме, а работала я практически все время в одной компании, у меня была возможность, слава богу, внутри компании как-то менять род деятельности или расти по служебной лестнице. И в какой-то момент, когда на последней должности я работала уже около трех лет, я поняла, что дальше внутри компании мне расти некуда. Потому что выше уже не было возможности расти.
— А что это была за компания?

— Это была компания Mercury. Это дистрибьютор товаров роскоши в России. Я там занимала должность директора по рекламе.

— Это которая Louis Vuitton?

— Ой нет, Louis Vuitton – это конкуренты Mercury.

— Они разве не объединились?

— Dolche Gabbana, ЦУМ. Нет, они не объединились. Это совершенно разные дистрибьюторы, да, но суть рынок, о котором вы сказали, тот же. Просто разные торговые компании. И выше по должности это уже были уровни вице-президентов. Туда идти, честно говоря, я не могла и даже не хотела, потому что уровень ответственности такой, что, наверное, я не хотела бы расти туда. И у меня было такое вялотекущее состояние, что я, может быть, хотела бы найти работу, но у как-то меня все руки не доходили заняться этим процессом. Как в какой-то момент у меня наступил период, это был декабрь 2015 года, по-моему, когда я поняла, что помимо того, что у меня в работе застой некий наступил, что у меня в личном ощущении жизни тоже застой. То есть, я поняла, что я ничем не увлекаюсь кроме работы. То есть, я хожу дом-работа, дом-работа, вот у меня друзья, мы встречаемся и больше ничего.

И таким меня накрыло осознанием, что кроме работы-то мне в жизни намного больше надо менять. На самом деле, т. е. понять, кто я, чего я хочу в этой жизни. Понять, что я действительно хочу делать, что мне интересно. И путь мой в бизнес начался совсем не с бизнеса. Я поехала в Малайзию, где на тот момент мой жил брат. И он, поняв, что я нахожусь в таком, творческом скорее, тупике, он мне дал упражнение, которое во многом мою жизнь поменяло. Оно помогло мне определить что я хочу в жизни, чем я увлекаюсь. И я начала во время еще работы в Mercury пробовать себя в разных сферах, в том числе это была сфера питания. Я это делала из личных каких-то целей, то есть у меня был свой личный вес, свои какие-то личные проблемы с питанием, а именно у меня был РПП. Это называется расстройство пищевого поведения, то есть я заедала какие-то стрессы, эмоции и не знала, что с этим делать. И подумала: «Окей, если мне это интересно, я хочу собой заняться, я попробую там развиваться». Я стала покупать книжки на эту тему, какую-то литературу, которую я смогла найти. Я пошла в книжный магазин, купила учебник диетологии Барановского и начала его читать. Поняла, что на этом я останавливаться не хочу. Стала искать другие варианты: пошли курсы на русском языке, потом на английском языке, слава богу мне язык позволял. Я нашла возможность учиться дистанционно в Стэнфорде и, да простят меня бывшие работодатели, я во время работы уже совмещала учебу по питанию такую, достаточно плотную.

— Ну, мне кажется, что все так делают рано или поздно.

— Да, но рано или поздно ты понимаешь, что тебя в жизни интересуют какие-то вещи, которые тебя намного больше интересуют, чем то, что ты делаешь сейчас. И я совершенно с головой окунулась в этот процесс. И параллельно, дает свои плоды обучение — я стала худеть. И мне люди, коллеги на работе, стали замечать, что со мной что-то происходит. Говорят: «А что ты делаешь? Ты на диете?». Да нет, я так сама для себя что-то изучаю. И мне стали задавать вопросы один за одним, и я стала рассказывать то, что я изучаю, делиться какими-то своими знаниями. У меня коллеги начали худеть, потом мои друзья начали худеть. И как-то вот вокруг людей, которым понравилось то, что я изучаю. И я им рассказывала с горящими глазами какие-то научные истории про питание. И, оказывается, углеводы можно. И вообще похудение от этого не зависит. Для меня были какие-то невероятные открытия и делилась этим с людьми. И людям это нравилось. И они худели вместе со мной, и вот так потихонечку я поняла, что, наверное, питание — это то, чем я хотела бы заниматься.

И к 2016 году я уже приняла решение для себя внутренне, что я буду уходить. Я не знала точно что я ухожу именно в бизнес, я знала, что ухожу именно с той работы, где я работаю, потому что там у меня был тупик. И я хотела дать возможность кому-то еще развиваться, чтобы компания развивалась. И заранее я сказала всем о своем уходе, то есть у меня был очень хороший выход. Мы с моими коллегами все устроили, я всем дела передала.

К июню 2016-го я компанию покинула, поехала отдыхать на три месяца. И во время этого дела запустился Getlean. Как-то совершенно случайно это получилось. Мой будущий муж Кирилл, который был тоже одним из тех, кто похудел, он похудел на 34 килограмма. Его внешние перемены были очень заметны. Он мне говорит: «А ты не хочешь группу людей собрать и рассказать им все, что ты мне рассказала? Им помочь так же?».

— В смысле, он похудел от того, что использовал ваши советы?

— Да. Они не были ни в какой системе, просто я делилась тем, что знаю. Он говорит: «Давай соберем тебе людей». Я говорю: «Ой нет, мне страшно, что мне делать?». Он говорит: «Ну слушай, будем откровенны — опыта у тебя мало, поэтому выставим какую-то символическую стоимость — 1000 рублей. Я напишу у себя в Facebook честно, что ты мне рассказывала и предложу людям, например, собраться». И мы решили, что если судьба, значит судьба. И он написал этот пост и с этого поста начался GetLean.

Название тоже было придумано на коленке, в том плане, что у меня не было никакой стратегии по созданию огромной корпорации, которая будет чем-то заниматься. Я просто хотела делиться информацией с людьми. И вопрос группы был для меня более комфортен, потому что я знала, что за одну скайп-сессию (придумала, что буду делать это по скайпу) я смогу, например, сразу 10 людям рассказать то, что я рассказываю одному. И вот мы собрали первую группу из 10 человек. Кирилл предложил это название. Мы решили, что оно будет временное, а потом что-нибудь придумаем. Но, как вы знаете, что ничего более постоянного, чем временное, не бывает. Так GetLean родился в июле 2016 и с тех пор живет.
— Окей. Ну вот я скажу честно: узнал про GetLean из новости про
«Севергрупп». И вот для таких как я, для тех, кто ни разу не слышал о курсе и вообще не является такой вот целевой аудиторией, в смысле правильного питания, расскажите, пожалуйста, в каком формате в итоге курс работает сейчас. Или до сделки, для кого он создан, кто целевая аудитория.


— Сейчас курс работает в онлайн-формате. То есть мы изначально запускались в Skype, потом это были оффлайн-лекции, то сейчас это чистый онлайн. Потому что когда сарафанное радио довело меня до уровня когда я должна набирать группы по 50 человек, то я поняла, что масштабироваться в оффлайне просто неудобно. И осенью переписала курс на онлайн полностью. То есть, теперь это лекции, которые записаны мной в видеоформате. Это коротенькие видео на 10-15 минут по темам. Темы охватывают в большей степени здоровое питание, то есть я учу людей как самостоятельно можно собрать сбалансированную тарелку, которая еще будет правильного размера, потому что мы все знаем, что лишний вес это переедание. Вот как научиться не переедать, как составлять правильные порции, вот эта вся часть питания — это вот одна такая большая часть курса. И вторая часть — это пищевое поведение. Здесь мы работаем не только с едой, то есть, как продукты сочетать, что, когда лучше съесть — вот это все, а с психологами. У меня есть три психолога, которые со мной работают с участниками. Мы помогаем людям, которые ко мне приходят на тот момент, когда они все знают. Вот я уверена, кого угодно спроси: «Как похудеть?», он скажет: «Надо больше двигаться и меньше есть». И многие ко мне приходят вот с таким осознанием. На этом этапе, конечно, нужна работа с пищевым поведением, потому что переедаем мы по совершенно разным причинам, начиная от недосыпа, заканчивая стрессом на работе. Или мы едим за компанию, потому что нам неловко отказаться. И этих ситуаций миллион, но они действительно укладываются в такую достаточно понятную систему работы, которая обязательно присутствует на курсе.

И вот он курс. Это онлайн-курс по работе с питанием и привычками. И мы работаем с питанием и привычками по месяцу. Каждый месяц посвящен какой-то одной теме. Один месяц мы изучаем здоровое питание, второй месяц мы изучаем осознанно-интуитивное питание, то есть это как раз навык слушать свой голос, свою сытость, понимать: «А когда мне достаточно? Когда я хочу есть? Действительно ли хочу я есть или мне сейчас просто скучно и я хочу что-нибудь пожевать?». Вот эти все вещи мы учим людей отличать. И как раз целевая группа, которая ко мне приходит, это люди 33+. Мы делали большое исследование осенью, как раз перед запуском нового курса по моей аудитории, составляли аватары. И я поняла, что молодая аудитория, где-то 18-25-28 — это совершенно не моя аудитория, потому что они пока не готовы инвестировать столько времени в то, чтобы во-первых, изучать себя, во-вторых, все эти истории с питанием. Им хотелось бы, наверное, скорее больше такую историю со спортом. Где надо тренироваться, где нужна дисциплина, режим. «Скажите мне конкретно что съесть и я буду это делать». Ко мне все же приходят люди за 30, у которых был собственный опыт снижения веса. Как правило, он неудачный, т. е. они выбрали какой-то метод или какую-то систему известную — не получилось. Вроде все понимают, а сделать не могут. И вот тогда они приходят ко мне. У нас получается хорошая синергия, потому что я даю не просто какие-то знания: «Вот делайте». Суть вообще GetLean в том, что я объясняю почему именно так, то есть я даю аргументы. Я считаю, что взрослым людям нужны аргументы, им нужно понимать почему они это делают, зачем нужно именно так, и кто это сказал.

— Друзья, спасибо за то что слушаете этот выпуск, если у вас есть какие-то идеи или предложения, пожалуйста, напишите мне в личные сообщения. Еще вы можете оставить отзыв. Это поднимет подкаст в поисковой выдаче и его сможет прослушать большее количество людей. Если вы слушаете меня с помощью iphone, любого другого устройства Apple, оставить свой отзыв можно в iTunes, на странице подкаста. Кроме этого, написать можно прямо на странице в Facebook или Вконтакте. Все ссылки традиционно можно найти в описании подкаста.

Ну вот я по возрасту вроде как попадаю в целевую аудиторию, но мне может как-то повезло в жизни и никто: ни я, ни из моих близких людей и родственников даже никогда не жаловался и не сталкивался с подобной проблемой лишнего веса. Я на самом деле всегда скептически относился к вопросу похудания и вот тоже всегда думал, что если кто-то действительно хочет похудеть — надо перестать есть на ночь и больше двигаться. Вот где тут грань, то есть, когда все-таки такие простые советы могут помочь, как я сейчас привел пример. И когда все-таки нужны более сложные и специальные техники, которые вы на курсе даете?

— А могу я задать встречные вопросы?

— Да, конечно.

— Вы едите когда вам скучно?

— Нет.

— Вы едите когда вы расстроены или устали?

— Нет, ну точно нет.

— Вы едите когда вы хотите развлечься?

— Нет, ну я на самом деле ем только в одном случае: когда я на самом деле хочу есть. Никакие другие на мне триггеры не срабатывают в другую сторону.

— И вот это ключевые на самом деле вопросы, которые нужно задать каждому человеку, чтобы принять решение, а нужно ли ему вообще на такую вот программу, где есть работа с пищевым поведением. Вот вам очевидно не нужно, и вам действительно повезло. Это значит, что в вашей семье изначально были сформированы здоровые пищевые привычки и здоровое пищевое поведение, когда единственная причина, по которой вы принимаете решение поесть вам или не поесть, — это голод. Это по сути единственная физиологическая причина, по которой люди должны есть. Потому что еда — это собственно энергия, на которой мы с вами живем.

— Я чувствую, что здесь еще можно покопать вглубь, жаль, что у нас подкаст на другую тему.

— Увы, увы, но вот да.

— Еще такой вопрос. Большой рынок про похудеть, поисковые запросы были всегда в топе поисковых систем и на нем ну много всяких предложений и в том числе всяких таких не очень понятных и явно сомнительных. И вот сейчас недавно был громкий скандал с девушкой из Instagram, не помню как зовут (Корнилова Елена), которая оказалось на всю страну. Ее там выявили, что она на самом деле нигде не училась и какая-то такая некрасивая история произошла. Вот как человеку без опыта и медицинского образования не нарваться на мошенников и не подвергнуть риску свое здоровье когда он выбирает какие-то программы для похудения, курсы, лекарства и вот что-то такое?

— Ой, это на самом деле очень сложный вопрос, потому что в России это большая проблема, потому что у нас нет ни одной профессиональной аккредитации. Которая бы могла пользователю, вот знаете, как на продуктах ставят «Одобрено», «Эко», «Био», какой-то там значок. Вот такой же значок по сути во всех развитых странах ставят на врачей или на нутрициологов – на человека, который будет заниматься вашим питанием. Когда они проходят аккредитацию, это значит, что они абсолютно точно не навредят, что они используют доказательные физиологичные методы работы и так далее. В России, увы, таких историй нет. И это конечно проблема. Одна из моих задач, которые я вижу, — это как раз создать такое сообщество специалистов, которые проходят определенный профессиональный отбор и которым потом можно будет доверять. Что люди, которые смогут их находить, они будут знать — а вот это точно тот, кому я могу доверять. Но до тех пор такого сообщества нет и пока мы никак в ту сторону не продвинулись, я хочу поделиться наверное своими личными критериями. Как бы я выбирала, учитывая, что я теперь знаю индустрию изнутри.

Первый самый главный совет, наверное (вот особенно на примере Елены Корниловой) — мы очень склонны доверять людям, которые нам нравятся или которые нам близки. Например, нашим родственникам, друзьям, подругам или вот блогерам. Когда мы давно следим за каким-то блогером, он становится достаточно близким для нас человеком, мы начинаем ему доверять. Здесь очень важно ни в коем случае не следовать первому своему зову сердца и никогда не следовать совету никакой подруги, никакой мамы или тети, никого. Как бы они о вас ни заботились. Почему? Потому что если что-то сработало хотя бы на одном другом человеке, на вас... Во-первых, не факт, что это сработает, а во-вторых, никто не несёт ответственности за то, какие последствия для вас будут, если это сработает плохо. И таких случаев, к сожалению, много. Поэтому здесь очень важно всегда в любой непонятной ситуации идти к врачу, то есть к человеку, у которого медицинское образование, который проведет диагностику. И здесь обращаясь к какому-то специалисту, потому что у нас в интернете (тоже и в Instagram) и диетологи, и эндокринологи, и кого там только нет. Здесь тоже очень важно спросить у человека корочку. Не стесняться спрашивать, потому что я знаю, что есть специалисты, которых это обижает. То есть на вопрос: «А где вы учились, расскажите, какое у вас образование базовое или какая у вас специализция?» они обижаются, и вот это бы меня насторожило, наверное. Это вот такой критерий.
— Вот, наверное, было бы неудобно даже спрашивать. Я на себя примеряю эту ситуацию.

— Вот да, скажите? Есть такое ощущение, что у нас этот вопрос обидный, а на самом деле ничего обидного в этом нет, потому что мы, вот если рассуждать как потребители, мы имеем право знать, что мы покупаем. Потому что по сути консультация специалиста — это ведь тоже покупка. Но если мы в магазине, в супермаркете мы стоим и можем очень долго изучать этикетку продукта, то такой возможности со специалистом у нас нет, хотя это очень важно. Здесь если у специалиста спросили образование, этот вопрос обидел, я бы напряглась. Потому что нормальный специалист — адекватный специалист, у которого достаточно было времени, чтобы посвятить его учебе, повысить квалификацию, что очень важно. Знаете, можно один раз получить корочку и потом 10 лет ничего не делать, тоже такой нюанс. Если человек много времени потратил на повышение квалификации, он рад будет этим поделиться, потому что ему будет приятно, что этим интересуется его пациент. И последнее на что бы я обратила внимание — не стесняться спрашивать на основе чего даны эти рекомендации. Даже дипломированный врач, даже человек с медицинским образованием может давать методы, их так этично можно назвать авторскими, т. е. он может советовать даже методы нетрадиционной медицины. Или он может советовать попить какие-то травки или еще что-то. Вот здесь в любом назначении я всегда бы советовала спросить: этот метод — его какой-то собственный опыт или это какая-то другая основа, потому что по питанию если мы говорим, очень важны рекомендации национального уровня. В России таких нет. На самом деле это большая проблема, что Минздрав нам не дает однозначных данных — что значит правильное питание. Вот как это — питаться правильно. Мы идем на сайт Минздрава и там тысяча статей на какие-то совершенно непонятные темы, не относящиеся к здоровому питанию. Они противоречат друг другу, поэтому разобраться здесь сложно. Если врач ссылается на национальные рекомендации европейского, американского, канадского и так далее уровней, то это врач, которому можно доверять. Потому что в этих странах национальные рекомендации были уже проверены. Они были одобрены спустя тысячи научных исследований, и им можно верить, поэтому здесь гарантия безопасности, что вам по крайнее мере не навредят.

— Окей, а вы в вашем курсе не используете никаких добавок, медикаментов, препаратов? Только вот комбинируете блюда, пропорции — я правильно понимаю?

— Да, то есть здесь тоже в своей работе опираюсь не на свой какой-то собственный авторский метод, который я изобрела. Потому что я не компетентна ничего изобретать. Я опираюсь на утвержденные национальные рекомендации международных ассоциаций. Там есть очень четкие рекомендации, что значит здоровое питание взрослого человека и оно не подразумевает никаких добавок. Подразумевается, что в здоровом питании человек получает все разнообразие из обычных продуктов, которые может купить в магазине. Главное знать — что покупать, и как их составить правильно.

— Ну вот интересно сходу — американцы, как нация, не вызывают доверия с точки зрения правильного питания, потому что у них проблемы с лишним весом гораздо более распространены, чем у нас. Почему так, ассоциация есть, но не работает?

— Ой, это вечная борьба маркетологов и диетологов. И мы в России, наверное, находимся на таком пороге вот этой борьбы, когда у нас будут появляться регуляции со стороны государства. Когда, например, государство попросит производителей стандартизировать этикетки продуктов, потому что сейчас у нас все пишут что хотят. А в Америке эта история стандартизирована, и там при просмотре этикетки можно четко понять: вот этот продукт содержит вот столько-то сахара, вот столько-то соли, вот столько-то пищевых волокон, вот столько-то трансжиров. У нас этой информации нет, но при том наша нация в целом, как кажется, более худая, на самом деле это не совсем так. В Америке уровень ожирения, если говорить на 1000 душ населения, это если смотреть в среднем по планете какая калорийность на одного человека, — это какая-то максимальная зона. Мы будем считать ее за максимум. Россия находится в предпоследней от максимума зоне. То есть, если взять всю Россию целиком, то мы недалеко по уровню ожирения, к сожалению, находимся на вот этой вот строке — сколько весит среднестатистический человек в России. Это грустная статистика, потому что нам кажется, что нас эти проблемы не касаются, но это так. А в Америке..., ну вы были в Америке?

— Да, много раз.

— Вот, и вы, наверно, обращали внимание, какого размера там гипермаркеты.

— Да. Большие.

— Вот и я тоже. И когда мы сейчас приезжаем в крупные города в России, что мы видим? Что у нас в России, конкретно в Москве, Питере становятся такие же гипермаркеты. И когда потребитель, который может иметь сколько угодно ученых степеней, быть прекрасным, умным человеком, даже я, даже мы с вами, мы заходим в магазин и на нас с вами распространяются абсолютно все маркетинговые истории, которые используются на выкладке товара. На том, где он находится в магазине. Например, если вы походите по супермаркету и обратите внимание, что если вы походите по периметру, по стеночке, то там будут овощи, фрукты, молочные продукты, мясо, то есть здоровая еда. Если вы зайдете в центр (центр, по всем исследованиям, — это то место, где ходит наибольший трафик посетителей). В центре будут шоколадки, печеньки, чипсы, фастфуд — все в центре, потому что там ходит больше людей. Плюс там все лежит на уровне вытянутой руки. Это все не самое полезное. Эти вещи, включая маркетинг самой упаковки, — это все воздействует на наши центры, которые принимают решение о покупке. И, покупая товары, мы все-таки очень часто покупаем не еду, а какую-то мечту. Если посмотреть тот же телевизор, это же не просто реклама йогурта, нам показывают семью утром, светит солнце, поют птички. Они обнимаются, они счастливы, они вот этот йогурт едят. Нам продают полный красивый образ жизни. И конечно, когда у нас столько стрессов вокруг, очень хочется приобщиться к этому образу жизни, очень четкая ассоциация идет с продуктами.

И здесь только решение человека как потребителя: что я буду покупать продукты осознанно, я буду интересоваться тем, как они во мне действуют, что они мне дают. Только это, наверное, может помочь изменить что-то в том тренде ожирения, который сейчас есть. И увы, маркетинг пока побеждает, да, к сожалению. Потому что мы видим статистику и вот вы тоже задаете этот вопрос: что индустрия уже развита, а проблема есть. И вы совершено правы, здесь еще нам работать и работать.
— Окей, спасибо, возвращаюсь к бизнесу. Что представлял из себя курс GetLean с точки зрения показателей на момент сделки? Сколько было учеников, сколько было проведено наборов? Все, что вы можете нам рассказать, расскажите, пожалуйста. И за счет чего удалось достичь таких результатов в развитии бизнеса и опередить конкурентов. Потому что явно, что конкурентов ну очень много.

— Да, у нас небольшой бизнес. На момент сделки прошло 10 наборов. Наборы были где-то в среднем раз в полтора месяца. Учеников у нас прошло где-то 250, там, плюс-минус. И здесь, что я думаю нас выделило, — это сам подход. Потому что на тот момент, когда мы начинали, я изучала рынок как потребитель в самом начале, и что было на тот момент. Это были проекты, связанные с огромным количеством спорта. Я не буду называть их, но это когда нужно очень сильно каждый день заниматься какими-то упражнениями по видео или там еще что-то. И для меня лично как для потребителя такой подход был не близок, поэтому в самом начале GetLean я для себя решила, что спорта там не будет. Конечно, физическая активность нужна, поэтому в GetLean мы только ходим пешком. И это было, наверное, одним из тех моментов, когда я людей спрашивала: «Почему вы выбрали мой курс, почему вы пришли к нам?», они говорили: «Потому что вы не заставляете убиваться в спортзале». И на тот момент это то, что нас отличало от больших проектов. Было несколько больших проектов на эту тему. И мы ничего не заставляли, говорили: «Просто ходите пешком». При этом мы не заставляли ходить и 10 000 шагов, как есть такие же рекомендации в других проектах. Потому что я знаю, что не 10 000 шагов – цель для здорового человека, а цель все-таки другая. Цель все-таки другая — постепенно наращивать нагрузку. В этом плане мы заметно выделялись от остальных.

И второе, что наверное нас, я думаю, выделило — это психология. Сейчас вот сколько уже прошло — 2, 5 года с момента как курс был запущен впервые. И я вижу, что на рынке стали появляться направления, связанные с пищевым поведением, которые отдельно психологами созданы. Но на тот момент. Когда мы начинали этого не было совсем или по крайне мере мне об этом было неизвестно. Поэтому, я думаю, мы были одними из первых, кто занимался пищевым поведением. И со мной довольно рано начали работать психологи. И это то, что давало результат. Потому что когда ты продержался на каком-то адовом спорте, на какой-то жесткой диете, неважно сколько недель, а потом бросил — это расстраивает. А когда ты проработал за 4-5-6 недель пищевое поведение и что-то понял, и вес к тебе не вернулся — это совсем другой результат. Поэтому у нас всегда были хорошие показатели и по процентам снижения веса, и по тому как люди его удерживали по окончанию как они возвращались. То есть, вот это все сарафанное радио работало на нас, благодаря вот этим двум факторам, я думаю.

—То есть выстрелила по сути идея «Худей и не напрягайся»?

—Да. То есть я собрала доказательные методы, которые я знала по работе с питанием, в такую комбинацию, которая не заставляла человека ничего делать. И люди, которые изначально приходили в GetLean, они сначала не верили, что такое бывает. Они говорили: «Вы меня обманываете, я вам не верю». И когда шли недели, они не верили что оказывается: «О господи, я могу есть сладкое, я могу есть пиццу и при этом снижать вес!». То есть это казалось какой-то магией. Сейчас люди, слава богу, уже понимают как устроено питание. И они уже не так удивляются, но в начале мне было очень сложно убеждать людей, что такое вообще возможно. То есть были очень сильно распространены такие ограничительные истории, когда вот только нужно не есть сладкое, не есть, не есть, не есть и заниматься спортом.

— Окей. Тогда зачем «Северстали» мог понадобиться такой проект? Кажется, что несмотря на наличие медицинского направления в корпорации, такой курс совсем непонятно как развивать. Как делать из него бизнес — непонятно. В чем здесь могла бы быть синергия? Вы проявляли какую-то инициативу или из корпорации пришли с предложением купить?

— Здесь два вопроса. Я отвечу наверное... сначала отвечу про инициативу. Я ее не проявляла совсем. У меня изначально в GetLean были уже выпускники, которые предлагали мне какие-то инвестиции. У меня даже был раут инвестиций до «Севергрупп», который закончился обоюдным согласием о том, что мы не продолжаем работу с тем инвестором. И когда пришел «Севегрупп», для меня уже было достаточно комфортно вести переговоры, потому что я знала, что я могу дать компании, а они знали, чего хотят от меня.

И вот как раз вот второй вопрос: зачем GetLean нужен «Северстали»? Вы правильно сказали, что у них есть медицинское направление. Оно приобрело сеть клиник в Санкт-Петербурге и Казани. Они называются «Скандинавия». И по планам развития клиники, они планируют расширять свою медицинскую экспертизу. То есть сейчас это только лечение пациентов, но в планах есть и развитие превентивного направления, потому что лечение — это когда уже у человека что-то заболело. На самом деле есть достаточно большое количество превентивных методов. Одним из важнейших из которых является питание и пищевые привычки в том числе. То есть когда мы предотвращаем развитие каких-то заболеваний вместо того, чтобы лечить их, когда уже есть какие-то последствия.

И вот в этом плане покупка GetLean — это не просто покупка курсов, которые учат людей что-то делать, но это покупка моей экспертизы. И здесь уже, в «Северстали» внутри, помимо того, что мы будем продолжать проводить обучающие программы для населения, я здесь буду заниматься совместно с врачами, которые сейчас работают в клинике. Стараться вводить алгоритмы и протоколы общения с пациентами в клинике о питании, чтобы люди все-таки обращали внимание не только на последствия, но и на предварительную работу с питанием.

Плюс вот то, что я говорила в начале: какие проблемы сейчас есть в России, что нет места, куда бы человек вообще мог зайти в русскоязычном интернете и почитать достоверную информацию о здоровом питании. И здесь я вижу своей целью создать такую базу. Сначала хотя бы для внутреннего использования. Которой будут пользоваться врачи клиники, которой будут пользоваться кураторы программы. Русскоязычную доказательную базу о здоровом питании, ее создать важно.

Мы, надеюсь, что после того как она будет создана внутри, мы будем ее в каком-то виде рерайтить и показывать обычным потребителям. Потому что мне бы хотелось, чтобы давать ссылку, — а человек идет и получает полный спектр ответов на все свои вопросы со ссылками: кто это сказал, почему именно так. И у него не остается после этого вопросов. Поэтому, конечно, мне в этом было очень приятно, что «Севергрупп» предложил такую роль именно мне. Поэтому вот что мы будем делать в ближайшие год-два.
— Окей, стало понятнее. Получается, что после сделки вы фактически оказались снова в найме. Не беспокоит ли это вас как предпринимателя? Какие эмоции вообще принесла сделка?

— Конечно, перед тем, как принять предложение, я взвешивала все за и против, потому что от найма я уходила и знаю как это устроено. Но, честно скажу, эмоции у меня больше положительные. Конечно, я понимаю, что как и в любой корпорации, есть определенная корпоративная культура, в которую нужно вписываться, там, условно говоря, какие-то стартаперские замашки: когда можно позвонить кому угодно в любое время без предупреждения и что-то быстро обсудить, конечно уже применить не получится. Но я к этому готова, потому что команда, с которой мне предстоит работать, с которой мы уже активно работаем , она показалась мне синергична. Когда мы озвучивали с командой те цели и те задачи, которые мы видим в развитии питания в России, они были в одном направлении. Команда, которая работает у Алексея Алексеевича, очень профессиональная и очень комфортная для меня, как для человека, поэтому для меня был достаточно простой выбор. Я выбрала и направление — куда я хочу развиваться. И мы смотрим в одну сторону. И команда — с которой мне приятно работать.

— Здорово, ну вот все-таки онлайн курсы — это почти всегда история про личный бренд. И поэтому на самом деле как бизнесы они продаются достаточно редко. GetLean, насколько я смог изучить сайт и группы в социальных сетях, тоже достаточно сложно представить без вас лично. Как в этом случае покупателю застраховаться от личного риска? Вы же можете в какой-то момент передумать, уйти из проекта.

— Да, здесь совершенно согласна. Застраховаться в привычном понимании вот слова «застраховаться», что кто-то в какой-то момент уйдет или примет другое решение, очень сложно. Но я буду откровенна — я очень заинтересована в проекте остаться и мне важно продолжать развитие GetLean как курса. Собственно, это было то, о чем мы договорились. Наша, наверное, страховка с обеих сторон — это взаимный интерес. Со стороны «Севергрупп» к GetLean, и с моей стороны к тому, что я буду развивать внутри корпорации. Поэтому вот эти интересы, я думаю, самая большая и настоящая страховка для нас обоих.

— Окей, а вы каким-то образом наблюдали внутренний процесс у них? Они выбирали между GetLean и какими-то другими смежными проектами? Так вопрос стоял?

— Насколько я знаю, нет, вот на тот момент, как я говорила, мы были достаточно уникальным продуктом. То есть мы были для взрослых людей, доказательные, мы были без спорта, без голодовок, без жестких диет, мы были с психологией. Переговоры уже начинались с нами и шли уже достаточно плотно и я знаю, что другие варианты даже не рассматривались.

— Сколько времени заняла сама сделка и подготовка к ней? Обычно, перед покупкой компании, перед покупкой стартапов делается процедура due diligence — проверка бизнеса. В вашем случае она была?

— Она была, у нас активная стадия подготовки заняла около полугода. В течение этого периода я давала доступ, во-первых, сначала медицинской команде к своему курсу. Потому что прежде чем перейти в какую-то активную стадию, важно было показать, что я действительно тот проект, которому можно доверять. Что моя информация, она адекватная, она доказательная, что она научная. И все материалы курса перед сделкой были проверены медицинским директором, а показатели моего бизнеса, соответственно, финансовой службой, как это обычно бывает.

— Окей, а Мордашов лично принимает участие в подобных сделках, переговорах или в интеграции проекта в основную корпорацию?

— Алексей Алексеевич, я знаю, что он очень увлечен вообще в целом идеей здоровья и питания. И он инициировал направление развития компании в том плане, что помимо медицинского направления, нужно развивать превентивную часть. И здесь как руководитель он, конечно, определяет цели, он ставит генерально задачи, на год там, на какой-то период. Но при этом он активно именно вот day to day, я думаю, что он не вникает. Потому что я вижу, что он доверяет той команде, которая есть, которая занимается развитием этого направления и это очень комфортно выстроена работа, которая сейчас там происходит.

— Хорошо, если в целом посмотреть на рынок, то видно, что корпорации, на самом деле это и у нас, и за рубежом, все активнее покупают стартапы с командами и развивают внутренне предпринимательство, делают акселераторы внутри. И по сути делают все возможное, чтобы максимально быстро забирать талантливых, целеустремленных людей к себе. И вот не кажется ли вам, что мы все скоро окажемся под тем или иным крылом?

— Сложный вопрос, потому что изначально моя сделка с «Севергрупп» была инвестиционной. Вот как вы правильно сказали — есть такое опасение, но очень сильно зависит от ситуации. Потому что в моем случае я сама проинициировала перевод сделки в полную покупку всей команды. Я все взвесила и поняла, что конкретно в моем случае, это будет максимально синергичной историей. И здесь, в целом для рынка предпринимателей, я конечно не вижу никакой опасности, потому что в моем случае это было мое персональное решение, оно было взвешенным. Но в будущем, я уверена, если будет проект или проекты, в котором роль руководителя и роль компании как отдельного направления, будет сильна, то можно найти с любой адекватной компанией, с которой ведутся переговоры, точки взаимодействия. Когда эта сделка будет по-прежнему инвестиционная, по-прежнему будут распределены доли так, чтобы всем было комфортно. Поэтому я не думаю, что это какая-то большая опасность, тем более на этом этапе, который у нас сейчас. По крайней мере, что я вижу, — развивается очень много проектов. Я думаю, они будут развиваться дальше.

— Хорошо, но вот если про «Севергруп» поговорить кроме медицины они активно диверсифицируются от своего основного металлического бизнеса, инвестируют в HR разные компании, покупают сервисы и кажется, что немножко стремятся быть похожими на наших IT-гигантов, «Яндекс» и «Мейл.ру», которые тоже такую политику проводят. Как вы думаете, такая стратегия в принципе оправдана, не станет ли количество направлений проблемой для управления таким огромным бизнесом?

— Здесь, наверно, я сразу скажу, что не очень корректно сравнивать «Севергрупп» с такими IT-корпорациями, как «Яндекс» и «Мейл», потому что цели компании, вот где я конкретно работаю, это «Севергрупп медицина». Они совсем другие. Что касается глобально, что компания инвестирует в несколько разных направлений, я вижу, что разными бизнес-направлениями занимаются совершенно разные команды. И здесь качество тоже страдать не может, потому что у каждой команды, каждого направления и проекта есть своя управляющая команда. То есть свой топ-менеджмент, свой отдельный трекинг задач, и они все работают абсолютно независимо друг от друга и поэтому друг другу точно не мешают.

— Да, но в классике должна быть все-таки какая-то синергия, то есть отделы, департаменты должны помогать друг другу в достижении общих целей. Здесь вот не очень понятно. Как такое взаимодействие может быть достигнуто? Я про это.

— Мне тоже было не очень понятно, но я вижу, что здесь все выстроено хорошо в том плане, что есть, например, какие-то большие процессы, которые объединяют все команды сразу, они централизованы. А если есть процессы, которые ну не могут быть никак совмещены, потому что разные направления, например, медицина отличается от других направлений, то, конечно, ими должны управлять разные компании. Которые той компетенцией, конкретно уникальной для развития этого направления, обладают.

— Спасибо, что вы можете посоветовать предпринимателю, решившему продать свой бизнес корпорации. Что сделать в первую очередь?

— Хороший вопрос. Я бы посоветовала инвестировать в контент, в качество продукта. То есть у меня конкретно продукт контентовый и у меня был момент, когда мой бизнес направился в сторону инфобизнеса. Сейчас такая очень популярная тема, когда есть предприниматели или различного рода спикеры, которые продают умение продавать

— Ну минуточку, он разве на самом деле не такой? Модель инфобизнеса и заключается в том, что вы продаете информацию.

— Я максимально от того классического инфобизнеса, который сейчас на волне, ну то есть когда мы говорим о крупных таких объемах, я максимально старалась от этого отстроиться. То есть я не хотела, я понимаю, что продаю информацию, но я не хотела, чтобы моя компания уходила туда. Что такое для меня классический инфобизнес — это когда очень грамотно выстроена воронка продаж, все грамотно, по шагам сделано. И значит человек получает на тех сессиях, где он получает эту информацию, огромный позитивный заряд энергии. Но на выходе, когда его спросят: «Что ты запомнил?», по сути — ничего. Я сама просто присутствовала на таких мероприятиях, и если в процессе этого мероприятия ты чувствуешь невероятный прилив энергии, то спустя пару месяцев ничего не остается.

Мне было важно, чтобы то, что я делаю, так как оно все-таки основано на фундаментальной научно-медицинской истории, то я хотела максимально отстроиться от этих воодушевляющих речей, больше погружать людей в практику. Поэтому мой курс пронизан больше практическими заданиями. У меня на каждый урок даются практические задания, чтобы человек сразу встал, пошел на кухню или пошел что-то сделал, что у него в голове что-то отложит. Потому что вы знаете, что есть разные уровни запоминания и максимальный уровень — это когда ты рассказал кому-то и еще что-то сделал. Вот я стараюсь все-таки подводить людей с курса к тому, чтобы они это в жизни абсолютно не откладывая применяли.

Это тяжело, там надо работать действительно, выделять время. Но так информация остается в жизни человека, он уходит с курса с навыками. Вот, собственно, что я пыталась отстроить — чтобы были навыки сразу.

— Вы говорили о том, что отдавали и отдаете предпочтение качеству контента, а не маркетингу. По сути, вы сказали об этом, да. Но тут получается такой конфликт интересов что ли, противоречие. Потому что можно сделать очень качественный продукт, потратить на него время, деньги, вложиться, но если нет компетенций в продажах и маркетинге, то с продажами будет плохо и этот качественный продукт до потребителя не дойдет. Как решать это противоречие?
— Это очень хороший вопрос. Я это противоречие решала на собственном опыте, когда я была совсем маленьким стартапером. Я была сама себе и маркетолог, и контентмейкер. Это было очень сложно сделать, потому что сделать качественный продукт отнимает все силы, чтоб потом их еще вкладывать в продажу этого продукта. Мой случай, наверное, исключение из правил, потому что мне везло в том плане, что у меня было сарафанное радио. У меня была такая история, что после набора мне сарафанное радио собирало следующие наборы. Первые несколько лет я не вкладывалась в маркетинг совсем. И только когда наступила осень, я поняла, что проект надо масштабировать, стала делать онлайн продукт, когда наборы стали по 40-50 человек. Тогда я стала строить воронки продаж, тогда у меня появился маркетинг-менеджер, продукт-менеджер. Мы построили первые воронки. Но вот я хочу сказать на собственном опыте, что если первые два года я вкладывала в контент, то с первой же воронки продаж у нас все было хорошо. Не было каких-то больших провалов, у нас все пошло, потому что продукт уже был качественный и достаточно легко его было упаковать.

— Окей, то есть продукт был на первом месте и это привело к успеху. Все-таки по поводу моего вопроса. Возвращаясь к тому, что сделать в первую очередь, если есть цель продаться корпорации. Вы сказали по сути, что нужно делать хороший контент, делать хорошую работу и покупатель придет сам. Это так?

— Да, и нужно верить в то, что ты делаешь. Почему вот у меня, например, эта сделка случилась? У меня были цели. Помимо того, что я вот в текущем моменте делала какой-то курс, какой-то контент, я знала, что я буду делать через год, через пять, через десять, то есть у меня были цели развития. И мои цели развития совпали с теми целями развития в корпорации, которая вела со мной переговоры. Я думаю, это было большим залогом для успеха. Потому что какой бы ни был прекрасный контент, какой бы ни был прекрасный спикер, если его цели личные по развитию его личного бренда и того бренда, который он развивает, они расходятся с мнением покупателя, то, конечно, вряд ли тут получится синергичная история. Поэтому важно не стесняться их озвучивать. Я точно знаю, что если я, например, в чем-то поступилась своими интересами, то у нас не получилось бы синергичной истории, бизнес бы тоже не сложился. Поэтому очень важно верить в то, что делаешь и знать для чего.

— И быть достаточно амбициозным, чтобы заинтересовать корпорацию, потому что у нее большие масштабы.

— Да, честно говоря, потому что мои цели, почему я вообще проиницировала переход сделки в продажу. Потому что когда я села и написала цели на год, на пять, на десять, я поняла, что мои амбиции находятся на том уровне, на котором я лично буду плыть очень долго. То есть моих ресурсов не хватило бы. Какой бы у меня ни был прекрасный стартап, ну не хватило бы и все. Поэтому, конечно, эта история именно от масштаба отталкивалась.

— Что должно измениться на нашем рынке, чтобы подобных прекрасных сделок у нас стало больше?

— Ох да, это сложный вопрос. Мне кажется, что у нас на рынке очень много хороших проектов уже. Но я вижу, как проекты распыляются, как они копают в разные стороны. У меня тоже был такой соблазн, и он достаточно часто меня посещает. В моем случае, если я создаю контент и вижу, что у людей он откликается, то я хочу сразу все их боли и потребности закрыть. Например, мои потребители хотят не только курс о питании, они хотят кулинарные мастер-классы, йогу, они хотят подборку рецептов, книги и мне очень действительно искренне хочется все им это дать, но если я начну копать во все эти стороны, у меня все эти стороны просядут в качестве контента, в том, с какой скоростью я копаю.

И дело в том, что на нашем рынке было бы здорово, чтобы появился какой-то тренд. Чтобы люди фокусировались только на одной вещи и копали туда долго и упорно и не бросали бы это дело. Потому что я вижу как на ранних стадиях теряются хорошие инициативы, опять-таки в силу того, что не хватает, возможно, уверенности в себе, поддержки. Поэтому, видимо, это все приведет к очередному инфобизнесу, который будет говорить, что все делайте одно дело. Не знаю, мне здесь очень сложно давать совет, рекомендацию. Я бы, наверное, опасалась это делать, потому что мой личный опыт вряд ли можно экстраполировать на рынок в целом, я вот то что могу поделиться своим опытом. На этом, думаю, и остановлюсь.

— Хорошо. Спасибо, Юлия. Я когда готовился, читал на Facebook ваш пост о персональной скидке на профилактический осмотр чек-ап в любой из клиник «Скандинавии», которые теперь тоже принадлежат «Северстали». Нашим слушателям можно ее тоже получить как-нибудь?

— Да, я подготовилась к нашему с вами интервью. После того как интервью закончится, я вам оставлю код, который ваши слушатели смогут применить в любой из клиник. Администраторов мы предупредим. Скидка будет действовать с пятого мая и до конца этого года на любой чек-ап, в том числе детский.

— Супер, мы тогда его выложим к материалам подкаста. У нас есть традиция в конце выпуска: мы просим порекомендовать книгу. Можно художественную, можно по бизнесу, которая вас в последнее время увлекла, заинтересовала. Есть что-то подобное порекомендовать?

— Таких книг две. Они обе про бизнес. Одна не новая — это «Стратегия голубого океана». Я уверена, что она у многих на слуху, но для меня лично в плане бизнеса, потому что подкаст у нас про бизнес, она была большим поворотным моментом. Я села и нарисовал свою первую канву на листочке и с этого момента течение курса изменилось. Я курс свой закрыла. Это было в начале лета 2018 года, и мы полностью поменяли наше направление с оффлайна на онлайн, только потому что я села, нарисовала канву, сравнила себя с конкурентами и поняла, где я могу развиваться, где мне вообще не стоит развиваться. Я убила некоторые фишки, перестала какой-то контент развивать, и очень хорошо это отразилось и на бизнесе, и на показателях, и на результативности от слушателей. То есть во всех смыслах для меня это было полезно.

— Закрыли курс, переключили мысли с оффлайна на онлайн?

— Да, я закрыла старый формат курса, переключилась на онлайн, перестала проводить наборы, взяла паузу, переписала курсы под новый формат вот после канвы. И все полетело.

— Окей, а вторая книга?

— А вторая книга это «Make Time» — «Найди время», которая помогает найти время на все то, что мы вообще сегодня с вами обсуждали. Что в моей жизни изменилось окончательно после этой книги? Книга построена по принципу инструментов. То есть авторы этой книги — двое мужчин, которые работали в Гугле. Они делятся лайфхаками, которые для них сработали. Они все разные и что-то сработает для вас, а что-то нет. Но то что я лично оттуда взяла — это то, что на экране моего мобильного телефона теперь нету океанов бесконечности. Как они это называют. Это, знаете, социальные сети: Instagram, Facebook, мессенджеры. И там такие появляются цифры. У вас 125 сообщений, и звуки такие приходят. И вы сидите на встрече, и у вас сверху вылезают нотификации, что вам кто-то что-то пишет. Первое, что я взяла из этой книги — это удалила все эти нотификации. Количество раз, когда я беру телефон, сократилось примерно в 8, потому что я трекаю все это время. То есть я меньше смотрю в телефон.

— Это страшные цифры. Теперь есть отчет в новой прошивке айфона?

— Да, и как раз этот отчет совпал с тем, как я прочитала эту книгу. Мне было очень приятно наблюдать за динамикой. Я не перестала пропускать все важные звонки, потому что я предупредила людей, что если что-то срочное — звоните. И действительно так все и происходит, и всем это удобно, и по телефону болтать приятно, а все эти цифры на экране телефона меня больше не раздражают. И какой-то наступил дзен после этого. Мой личный.

— Юлия, спасибо большое, обязательно прочтем. Про вторую книгу я не слышал и тоже обязательно почитаю. Нашим слушателям тоже, я думаю, будет полезно. Я вам желаю удачи на новом месте. Чтобы все ваши цели реализовались, чтобы у вас все получалось и чтобы главная ваша цель по повышению такой пищевой осознанности, если можно так выразиться, чтобы наши люди, население нашей страны, россияне, больше внимания уделяли здоровью с помощью ваших методик.

— Спасибо большое. Очень приятно было с вами пообщаться. Интересные вопросы, и я надеюсь, что в чём-то для тех людей, которые вот сейчас тоже занимаются развитием своего дела, это будет полезно. А если нет, то хотя бы книжки принесут какую-то большую пользу от всей этой истории.

— Супер! Счастливо!

— Спасибо большое! До свидания!


Другие подкасты:

№1: Владимир Свешников, сооснователь и генеральный директор сервиса по поиску сотрудников Stafory

№2: Александр Румянцев, самый активный частный венчурный инвестор в России

№3: Вера Жукова, основательница юридического сервиса Юрбюро

№4: Катерина Ленгольд, вице-президент аэрокосмической компании Astro Digital

№5: Дмитрий Безнасюк, сооснователь сервиса Turbodealer

№6: Алексей Ремез, основатель сервиса для диагностики рака UNIM

№7: Сергей Фрадков, основатель стартап акселератора iDealMachine

№8: Виктория Виноградова, основательница стартапа Leadza

№9: Дмитрий Сергеев, онлайн-сервис Carrot quest

№10: Руслан Гареев сервис по ремонту мобильных телефонов fixland.ru

№11: Дмитрий Масленников, специалист по корпоративным инновациям, основатель disruptive.vc

№12: Наталья Шкиртиль, основательница интернет-магазина детских товаров babadu.ru

№13: Дмитрий Сутормин, венчурный инвестор

№14: Роман Арифуллин, сооснователь сервиса для автоматизации торговли LiteBox


№15: Евгений Тимощенко, владелец и руководитель типографии "Вишневый Пирог"


№16: Мария Кузнецова, директор по франчайзингу "Альтера Инвест"

№17: Дмитрий Чуркин, владелец агентства по проверке и оценке бизнесов

№18: Александр Горный, директор по стратегии и анализу Mail.ru Group

№19: Андрей Савельев, владелец доменного сервиса домены.рф

№20: Владимир Кобзев, владелец курьерской службы "Птичка"

№21: Мария Деригина, инвестор, владелица 200-х сайтов

№22: Александр Чачава, сооснователь инвестиционного фонда LETA Capital

№23: Григорий Кунис, сооснователь сервиса доставки продуктов iGoods
Made on
Tilda